пн, 24 июнь
08:31
Северо-Курильск
+6 °С, дождь

В порт Северо-Курильска пришёл новый траулер "Владимир Никора"

30 сентября 2022, 18:24Общество
Фото:

В минувшие выходные в порт Северо-Курильска впервые зашел траулер “Владимир Никора”.

Впервые – потому что это новое судно лишь недавно пополнило рыболовный флот АО “Северо-Курильская база сейнерного флота”.СРТМ – средний рыболовный траулер морозильный – построен всего лишь за полтора года на одной из китайских верфей по заказу АО “СК БСФ”, входящего в состав ООО “Тымлатский рыбокомбинат” (группа компаний “Salmonica”). Навигационное оснащение судна, монтаж линий для разделки гребешка и лосося, морозильного оборудования выполнены в Южной Корее. Это новое высокотехнологичное судно стоимостью 1,5 млрд рублей, является уникальным, поскольку типовой проект скорректирован с учетом пожеланий заказчика: так, например, размеры траулера (длина 70 м, ширина 14 м, осадка 4,6 м, скорость 12 уз.) заданы с учетом возможности его захода в Северо-Курильский морской порт. Красавец-траулер стал флагманом рыболовного флота АО “СК БСФ”. Свое имя он получил в честь Владимира Никоры, который долгие годы работал главным инженером и директором на Тымлатском рыбокомбинате. Кстати говоря, это уже второе судно, получившее свое имя в честь наиболее уважаемых работников компании.“Для глубокой переработки гребешка судно оснащено запатентованным дорогостоящим исландским оборудованием. Его мощности позволяют производить в сутки до 8 т филе гребешка и до 25 т гребешка неразделанного, – говорит А. Тетерев, исп. директор АО “СК БСФ”. – Наряду с этим “Владимир Никора” оснащен линией для приема и переработки лосося. В сутки цех может производить порядка 120 т рыбопродукции”.Современный траулер – это не только технологии, но и иные условия работы. Максимальная численность экипажа – до 84 человек, все они размещаются в комфортабельных каютах, каждая - со своим санузлом. На судне имеется просторная столовая и камбуз, работающий в круглосуточном режиме, прачечная, сушилки и пр. Для того, чтобы не экономить воду, есть собственная система опреснения.  Нельзя не сказать о том, что новый траулер построен без каких-либо мер государственной поддержки. Судно строилось под гарантии в виде квоты на вылов водных биологических ресурсов (ВБР), в данном случае, морского гребешка, полученных компанией на 15 лет. Напомним, ранее распределение квот происходило по так называемому историческому принципу, основанному на показателях добычи предприятия за предыдущий период. В 2017 г. началась реализация первого этапа программы инвестиционных квот: тогда 20% квот были распределены между предприятиями, которые взамен обязались построить новые рыбзаводы и суда на российских верфях. А в 2019 г. прошли первые крабовые аукционы: на торги было выставлено 50% крабовых квот, получившие их предприятия должны были построить новые суда-краболовы. Таким образом государство рассчитывало решить задачи по развитию отрасли, обновлению флота и загрузке верфей. Однако итоги первого этапа оцениваются неоднозначно. По оценке Всероссийской ассоциации рыбохозяйственных предприятий, предпринимателей и экспортеров (ВАРПЭ), входящей в пятерку самых влиятельных ассоциаций рыбной отрасли в мире и ведущей в России, строительство рыбодобывающего флота, в рамках первого этапа, сильно отстает от графика: программа выполнена лишь 7%, к 2025 г. будет построено порядка 25% судов. Ранее сделанные расчеты по срокам реализации проектов и окупаемости инвестиций сегодня уже неактуальны, российские верфи не справляются с объемом работы, также усугубили ситуацию санкции.Тем не менее, летом этого года в Госдуму был внесен проект поправок к закону “О рыболовстве”, принятие которых должно запустить в 2023 г. второй этап распределения инвестквот на вылов водных биоресурсов в обмен на строительство компаниями рыболовецких судов. В рамках так называемого второго этапа планируется досрочно изъять и распределить 24% квот на добычу сельди и минтая на Дальнем Востоке, 50% краба и 100% морского гребешка. Таким образом, законопроект предусматривает полный отказ от исполнения государством обязательств по выделению предприятиям квот на вылов крабов, моллюсков и прочих беспозвоночных, в соответствии с заключенными с ними на 15-летний срок договорами. Взамен предлагается распространить практику крабовых аукционов с инвестиционными обязательствами. Законопроект был и остается предметом острой дискуссии. Его принятию противостоит рыбацкое сообщество по всей стране, в том числе письма пишут ассоциации рыбопромышленников всего Дальнего Востока. Рыбаки предлагают ввести на десять лет мораторий на старт второго этапа программы инвестквот – с таким предложением ВАРПЭ, объединяющая порядка 500 рыбных предприятий страны, обратилась в Росрыболовство. Комиссия по рыбному хозяйству и аквакультуре РСПП (Российский союз промышленников и предпринимателей) считает разработку законопроекта “в условиях беспрецедентных санкций абсолютно неприемлемой, а пояснительную записку к законопроекту - полностью не соответствующей экономическим реалиям”. РСПП поддерживает позицию рыбаков, которые считают, что принятие законопроекта подорвет экономическую основу их деятельности и сделает невозможным возврат собственных инвестиций. Очевидно, что более половины малых и средних предприятий ждет банкротство, поскольку они не имеют иных квот для промысла и не смогут принять участие в аукционах с инвестиционными обязательствами – у них нет ресурса, чтобы конкурировать с крупными представителями отрасли.Тема второго этапа инвестквот была затронута во время недавнего визита Президента В. Путина на Камчатку, а также обсуждалась на Восточном экономическом форуме во Владивостоке. Однако пока что столь важный вопрос о том, по каким правилам будет в дальнейшем существовать вся рыбная отрасль, остается открытым.